Библиотека

Августин Блаженный "О свободе воли"
Справочник православного человека. Часть вторая: Таинства Православной Церкви
Августин Блаженный Аврелий "Исповедь"
Ельчанинов Александр - Записи
Александр (Милеант) "Что такое Библия. История создания, краткое содержание и толкование Св. Пи
Иеромонах Анатолий (Берестов) "Грех, болезнь, исцеление
Андрей Кураев "Школьное богословие. Взрослым о детской вере"
Преподобных Варсонофия и Иоанна "Руководство к духовной жизни
Василий Великий "Беседы"
Вениамин Федченков "Молитва Господня"
Георгий Нейфах "О страстях и покаянии. Аскетика для мирян"
Даниил Сысоев "Летопись Начала"
Евсевий Памфил "Церковная история"
Ефрем Сирин "О покаянии"
Игумен Иларион (Алфеев) "Вы свет мира"
Макарий Египетский "Семь слов"
Епископ Петр "Указание пути к спасению"
Серафим Роуз "Душа после смерти"
Феофан Затворник "О Православии с предостережениями от погрешений против него"

  • Икона дня


Искупление во Христе Иисусе

Ап. Павел выражает суть христианской веры одной фразой:

А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божьего, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня (Гал. 2:20).

Христианская вера есть вера в Воплощение и Искупление, которое Бог совершил из любви к каждому конкретному грешнику. В каждом православном храме находится большое изображение распятия; распятый Спаситель изображен на каждом нательном крестике; главным символом христианства является крест, главным событием — смерть и воскресение Иисуса Христа. Сам Господь говорит, что цель Его прихода — пострадать и умереть:

Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих (Мк. 10:45).

Средоточие нашей веры и надежды именно здесь:

Я рассудил быть у вас не знающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого (1 Кор. 2:2).

То, что мы думаем о спасении, определяется тем, что мы думаем о кресте. Все священнописатели в один голос утверждают: Христос умер за наши грехи. Более того, для Апостола Павла само по себе Евангелие есть возвещение о том, что Христос умер за наши грехи и воскрес из мертвых:

Напоминаю вам, братия, Евангелие, которое я благовествовал вам, которое вы и приняли, в котором и утвердились, которым и спасаетесь, если преподанное удерживаете так, как я благовествовал вам, если только не тщетно уверовали. Ибо я первоначально преподал вам, что и сам принял, то есть, что Христос умер за грехи наши, по Писанию, и что Он погребен был, и что воскрес в третий день, по Писанию (1 Кор. 15:1-4).

См. также Мк. 10:45; Ис. 53; Рим. 4:25; 2 Кор. 5:21 и т.п.

Мы можем говорить о том, что Он умер, чтобы обновить человеческую природу, чтобы показать пример абсолютного послушания или проложить нам путь к воскресению, — но самое главное, это именно то, что Он умер за наши грехи. Отрицать заместительный характер его смерти — значит отрицать «Евангелие, которым и спасаемся». Как свидетельствует пророк, Христос

за преступления народа Моего претерпел казнь.  (Ис. 53:8)

В Своем деянии искупления Бог отождествил Своего Единородного Сына с нашим грехом, проклятием и погибелью настолько, что наш грех, проклятие и погибель полностью исчерпаны Его крестной смертью; Бог отождествил грешников с праведностью, благословением и вечной жизнью Иисуса Христа так, что все эти блага полностью принадлежат нам:

Ибо не знавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом (2 Кор. 5:21).

Эта праведность, благословение и жизнь принадлежит нам во Христе и только во Христе. Она не наша собственная, а Его:

Посему, как преступлением одного (Адама) всем человекам осуждение, так правдою одного (Христа) всем человекам оправдание к жизни (Рим 5:18).

И найтись в Нем не со своею праведностью, которая от закона, но с тою, которая чрез веру во Христа, с праведностью от Бога по вере (Флп. 3:9).

В самих себе, по нашим собственным качествам мы весьма далеки от совершенства и потому призваны к нему стремиться (Флп. 3:14). Но во Христе, в глазах Бога, мы совершенны и полностью приняты — совершенны настолько, насколько совершенно Его искупительное служение:

Ибо Он одним приношением навсегда сделал совершенными освящаемых (Евр. 10:14).

Что же, возразит читатель, Бог принимает нас как совершенных, хотя на деле мы не таковы? Неужели Бог обманывает Сам Себя? Никак! Бог видит каждый наш грех — те грехи, которые мы осознаем, и те, которые мы осознавать не хотим, и всю глубокую, темную порочность наших сердец, — но Он видит все это пригвожденным на крест в теле Иисуса Христа (Рим. 8:3). Он видит бесконечно драгоценную праведность Своего Возлюбленного и Единородного Сына — и он видит ее принадлежащей нам, как Его братьям (Евр. 2:11), членам Его мистического тела (Еф. 5:30 и т.д.), соединенным с Ним во святом крещении (Рим. 6:5). Это ни в коем случае не является некой юридической фикцией. Ибо кто дерзнет отрицать, что Христос на самом деле, самым действительным и реальным образом умер за наши грехи? Кто станет называть Его смерть «фиктивной»? Точно так же не может быть фиктивной та праведность, которую Бог вменяет верующим в Иисуса. Ибо если мы соединены с Ним так, что Он действительно несет наши грехи, значит мы соединены с Ним так, что мы действительно несем Его праведность. Св. Иоанн Златоуст, толкуя Рим. 5:16-19, говорит:

Мы были освобождены от наказания, совлеклись всякого зла, были возрождены свыше, воскресли после погребения ветхого человека, были искуплены, освящены, приведены в усыновление, оправданы, сделались братьями Единородного, стали Его сонаследниками, и сотелесными с ним, вошли в состав Его плоти и соединились с Ним так, как тело с главою. Все это Павел и назвал избытком благодати, показывая, что мы получили не только врачевство, соответствующее нашей язве, но и здоровье, красоту, честь, славу и такие достоинства, которые гораздо выше нашей природы. Каждый из этих даров мог бы сам по себе истребить смерть. А когда все они стекаются вместе, не остается ни следа ее, ни тени. Это подобно тому, как если бы кто за десять оволов вверг какого-нибудь должника в темницу, и не только его самого, но, по вине его, и жену его и детей и слуг, а другой, пришедши, не только внес бы те десять оволов, но и еще подарил десять тысяч талантов золота, привел узника в царский дворец, посадил на месте самой высокой власти и сделал бы его участником самой высокой чести и других отличий — тогда давший в заем не мог бы и вспомнить о десяти оволах. Так же случилось и с нами. Христос заплатил гораздо больше того, сколько мы были должны, и настолько больше, насколько море беспредельно в сравнении с малой каплею. Итак, не сомневайся, человек, видя такое богатство благ, не спрашивай, как потушена искра смерти и греха, когда на нее излито целое море благодатных даров (Беседы на послание к Римлянам, стр. 596).

Насколько я понимаю Писание, блага искупления принадлежат нам в силу того, что мы принадлежим Ему, а не в силу каких-то наших собственных достоинств. Мы «оправданы Кровию Его» (Рим. 5:9), а не чем-либо своим. Ибо Христос сделался «жертвою за грех» (2 Кор. 5:21) и «клятвою» (проклятием) (Гал. 3:13) за нас, не имея никакого Своего греха, так же и «мы в Нем сделались праведными пред Богом» (2 Кор. 5:21), не имея каких-либо своих собственных добродетелей. Более того, искупление во Христе Иисусе означает, что в нас, самих по себе, нет решительно никаких достоинств, с которыми мы могли бы связывать нашу надежду. Рассмотрим это подробнее. Апостолы описывают искупление как

Личное. Христос искупил лично каждого конкретного грешника: Павла (Гал. 2:20, 1 Тим. 1:15), немощного брата (1 Кор. 8:11), членов конкретных христианских общин (Еф. 1:7; Гал. 3:13). Он по имени знает каждую из овец, за которых полагает Свою жизнь (Ин. 10:3). В Писании говорится об искупительном служении Христа как о направленном на конкретных людей, с конкретными именами и лицами, живущих в конкретных городах. Нравственные обязательства христианина неразрывно связаны с тем, что Христос умер за него лично.

Как-то я рассказывал об этом одной женщине, и она сказала то, что я навсегда запомню: «Да, но ведь если я поверю, что Христос умер за меня лично, то я больше никогда в жизни не смогу солгать». Неверующие считают, что осознание человеком того, что все его грехи уже искуплены на Голгофе, побудит его небоязненно грешить; верующих, напротив, это сознание побуждает с великим тщанием избегать греха.

Заместительное. В смерти Христа совершился Божий суд над нашим грехом:

...Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной в жертву за грех, и осудил грех во плоти (Рим. 8:3).

На Него было возложено наше проклятие:

Христос искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою, — ибо написано: «проклят всяк, висящий на древе» (Гал. 3:13).

На Него были возложены наши грехи:

Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились. Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу; и Господь возложил на Него грехи всех нас (Ис. 53:5-6).

См. также 1 Петр. 2:24; 1 Ин. 2:2; 3:5; 4:19; Рим. 4:25; Гал. 1:4; Евр. 2:17, и. т.д.

Исчерпывающее.

Он же, принеся одну жертву за грехи, навсегда воссел одесную Бога, ожидая затем, доколе враги Его будут положены в подножие ног Его. Ибо Он одним приношением навсегда сделал совершенными освящаемых. О сем свидетельствует вам и Дух Святый Ибо сказано: «вот завет, который завещаю им после тех дней, говорит Господь: вложу законы Мои в сердца их, и в мыслях их напишу их, и грехов их и беззаконий их не вспомяну более». А где прощение грехов, там не нужно приношение за них (Евр. 10:12-18).

Любые попытки человека загладить свои грехи и приобрести благоволение Божие своими личными деяниями, излишни.

Что из этого следует? Ряд очень важных выводов. Если я (вслед за ап. Павлом) верю, что Христос умер за меня лично, я вынужден признать, что я сам по себе, со всеми моими благочестивыми подвигами, не стяжал ничего, кроме осуждения, отвержения и проклятия — всего того, что Господь понес за меня на кресте. Иисус понес на Себе то, что заслужил я, — как же я могу после этого говорить, что угодил (или надеюсь угодить в будущем) Богу своими добродетелями, если я вижу Господа умершим на кресте смертью проклятого? Это, может быть, тяжелый, но неизбежный вывод — в смерти Христа уже произнесен Божий приговор над моей жизнью и моими деяниями, и этот приговор — обвинительный. Бог, совершенно очевидно, не принял мою жизнь и мои деяния как жертву, благоугодную Ему, — иначе жертва Христа была бы не нужна. Крест подчеркивает то, что мы видели раньше, когда исследовали свидетельство Писания о человеческой греховности:

все совратились с пути, до одного негодны; нет делающего добро, нет ни одного (Рим. 3:12).

Христос пришел не для того, чтобы дополнить и поддержать наши собственные претензии на праведность, но для того, чтобы отвергнуть их. Именно поэтому апостольское возвещение о заместительном Искуплении способно вызывать такое резкое неприятие – оно полностью сокрушает все наши притязания на самоправедность. Когда слово Божие возвещает «Христос умер смертью проклятого и за твои грехи» оно говорит «поистине, ты не заслужил ничего, кроме проклятия и смерти». Для грешника, который пытается прикрыться лохмотьями своих добродетелей, благочестивых дел и личных подвигов, это тяжкий удар – он узнает, что его лохмотья никуда не годятся. То, с чем он связывал свою надежду, оказалось тщетным. Но, в то же время, это великое утешение и освобождение – ты не будешь осужден, потому, что за тебя умер Невиновный. Тебе не нужно переживать о том, достаточно ли хорошо выглядят твои лохмотья, потому, что тебе дается одеяние праведности Христовой. Смерть и Воскресение Христово отпускает измученного грешника на свободу – нет больше необходимости лгать и оправдываться, не нужно надрываться, пытаясь пробиться к Богу своей личной безупречностью, не нужно пребывать в страхе и сомнениях, все больше убеждаясь, что это невозможно – можно просто сдаться и успокоится в искупительном деянии Христа. Ап. Павел ставит жесткий выбор: или мы принимаем через веру праведность Христову, или пытаемся поставить собственную праведность.

Ибо, не разумея праведности Божией и усиливаясь поставить собственную праведность, они не покорились праведности Божией. Потому что конец закона — Христос, к праведности всякого верующего (Рим. 10:3-4).

Сам Апостол объявляет свои прежние (весьма значительные) религиозные достижения и заслуги, «тщетою» и «сором»:

Но что для меня было преимуществом, то ради Христа я почел тщетою. Да и все почитаю тщетою ради превосходства познания Христа Иисуса, Господа моего. Для него я от всего отказался, и все почитаю за сор, чтобы приобрести Христа (Флп. 3:7-9).

Искупительное служение нашего Господа содержит в себе все необходимое и достаточное для нашего спасения.

И когда наступило время ужина, послал раба своего сказать званым: «идите, ибо уже все готово» (Лк. 14:17).

Искупление во Христе и искупление собственными усилиями не дополняют, а взаимно отрицают друг друга:

Не отвергаю благодати Божией; а если законом оправдание, то Христос напрасно умер (Гал. 2:21).

(Мы подробно рассмотрим, что Павел имел в виду под «законом», когда будем говорить об оправдании верой.)

Любое учение о спасении, которое в какой-либо мере приписывает спасение человека его личным достижениям, неизбежно приводит (хотим мы этого или нет) к отрицанию искупления, совершенного Христом. Если человек сам себя спасает личным подвигом, то Голгофа превращается в некий чисто демонстративный акт, цель которого — «убедить человека совершать свое спасение».

Читателю, возможно, доводилось сталкиваться с несколько иным представлением: Христос искупил человеческую природу, а каждый отдельный грешник еще должен усвоить плоды искупления своим личным подвигом. При этом утверждение, что

Бог даровал нам жизнь вечную, и сия жизнь в Сыне Его (1 Ин. 5:11),

понимается в том смысле, что Бог даровал нам не саму жизнь, а только возможность приобщиться вечной жизни во Христе, каковую возможность мы сами должны осуществить личными усилиями. Я вынужден признать, что при сопоставлении с Апостольскими свидетельствами об искуплении это представление вызывает серьезные трудности.

1) «Человеческая природа» реально существует только в лице конкретных людей. Утверждать, что Христос искупил «человеческую природу», не искупив никого конкретно, — значит утверждать, что Христос не искупил ровным счетом ничего.

2) В контекст Апостольских свидетельств об искуплении очень трудно поместить такое понятие, как «человеческая природа вообще». Можем ли мы сказать, что,

Он изъязвлен был за грехи человеческой природы и мучим за беззакония человеческой природы; наказание мира нашего было на Нем; ранами Его человеческая природа исцелилась; человеческая природа блуждала, как овцы, совратились каждый на свою дорогу, и Господь возложил на Него грехи человеческой природы (Ис. 53:5-6)

или

в Котором человеческая природа имеет искупление Кровию Его, прощение грехов, по богатству благодати Его (Еф. 1:7)?

«Человеческая природа» не может грешить и нуждаться в искуплении грехов, не может куда-либо совращаться — для этого нужно быть личностью, а не природой.

3) Такое представление подрывает основу личной благодарности и личной преданности христианина Спасителю. Если Христос умер не за конкретных людей, а за «природу», то связанные с этим нравственные обязательства также ложатся на «человеческую природу», а не на конкретных людей.

4) Такая точка зрения похищает славу нашего искупления у Христа, делая подвижника своим собственным искупителем. В самом деле, благодаря чьим деяниям конкретный человек обретает плоды искупления? Благодаря своим собственным. Христос лишь обеспечивает ему возможность это сделать.

Приведу пример. Представьте себе, что я по причине моей великой щедрости, зная Ваше бедственное материальное положение, предлагаю Вам даром пять тысяч рублей. Вы уже протягиваете руку, и тут я объясняю Вам, что для того чтобы усвоить этот дар, Вы должны месяц отработать, а я, по моей великой щедрости и незаслуженному к Вам расположению, обеспечу Вас рабочим местом, инструментами и всем необходимым для работы. Более того, я заявлю, что оставляю за собой право ни дать Вам ни копейки, если объем и качество Вашей работы меня не устроят. Вы, вероятно, поймете, что никакой я не благодетель, а просто работодатель, да и работодатель какой-то странный — зачем же называть зарплату даром?

У меня всегда вызывали недоверие уличные торговцы, которые сначала предлагали что-то «в подарок», а потом говорили, что нужно (всего-то только) оплатить доставку. Если мне просто хотят продать какую-то вещь, то зачем называть это «подарком от фирмы»?

Если конкретный человек обретает спасение «личным подвигом», то зачем же говорить о «даре» спасения? Это было бы просто недобросовестной рекламой. А я не нахожу возможным подозревать Бога в недобросовестной рекламе. Если слово Божие утверждает, что спасение — это дар, значит так оно и есть:

Жаждущие! идите все к водам; даже и вы, у которых нет серебра, идите, покупайте и ешьте; идите, покупайте без серебра и без платы вино и молоко (Ис. 55:1).

Получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе (Рим 3:24),

Благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился (Еф. 2:8-9).

Ибо возмездие за грех — смерть, а дар Божий — жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем (Рим. 6:23).

Означает ли это, что личными нравственными усилиями можно просто пренебречь? Разумеется, нет. Но, как мы сейчас рассмотрим, благочестивая жизнь и усердие к добрым делам — это необходимое проявление спасения, а не его предварительное условие.

5) Рассмотрим Ин. 15:4-5:

Пребудьте во Мне, и Я в вас. Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе: так и вы, если не будете во Мне. Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего.

Господь говорит здесь, что мы можем принести угодные Богу плоды, только пребывая в Нем. Итак, если я не во Христе, то пользы от всех моих духовных усилий не больше, чем от хатха-йоги. Если я пребываю во Христе, то я уже обладаю теми благами, которые Он обещает своим овцам:

И Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек; и никто не похитит их из руки Моей (Ин. 10:28).

В других местах Писание также говорит о том, что мы можем творить угодные Богу дела, только будучи уже спасены и приняты Им:

Благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился. Ибо мы — Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять (Еф. 2:8-10).

В самом деле, какие добрые плоды человек может принести Богу, если он еще остается «сыном противления», «чадом гнева» и «гнев Божий пребывает на нем»?

То же говорится и в послании к Римлянам:

Посему живущие по плоти Богу угодить не могут. Но вы не по плоти живете, а по духу, если только Дух Божий живет в вас. Если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его (Рим. 8:8-9).

Мы можем жить по духу, только если Дух Божий уже живет в нас, в противном случае мы «Богу угодить не можем». О Духе же сказано, что Он является несомненным Свидетелем нашей принадлежности Христу.

В Нем (во Христе) и вы, услышав слово истины, благовествование вашего спасения, и уверовавши в Него, запечатлены обетованным Святым Духом, Который есть залог наследия нашего, для искупления удела Его, в похвалу славы Его (Еф. 1:13-14).

То есть только тот, кто уже принадлежит Богу через Иисуса Христа, имеет Святого Духа.

Итак, чтобы принести Богу добрые плоды, нужно сначала быть соделанным добрым деревом (Мф. 7:17-18). Довольно странно думать, что репейник может личным подвигом произвести смоквы и в награду за это соделаться смоковницей.

6) Такое представление о спасении предполагает, что человек может находиться в процессе перехода от «неискупленного» к «искупленному» состоянию, пребывать во Христе лишь частично, по мере «усвоения» человеком плодов искупления. Между тем Писание проводит очень резкую и четкую грань между пребыванием во Христе — когда человеку уже принадлежат все настоящие и будущие блага искупления, и пребыванием вне Христа, когда человек целиком и полностью лишен этих благ, грань настолько резкую, что невозможно говорить ни о каком промежуточном или переходном состоянии.  Этот вопрос настолько важен, что мы отведем для его рассмотрения отдельную главу.